Версия для слабовидящих: Вкл Выкл
Шрифт: A A A
Интервал: AA A A
Изображения: Вкл Выкл
Цвет: A A A A
  • Официальный сайт внутригородского муниципального образования Санкт-Петербурга посёлок Сапёрный

Историческая справка

История посёлка Сапёрный

Территория посёлка Сапёрный, занимающая часть левого берега Невы между устьями рек Тосны и Ижоры, до XVII столетия входила в состав Ореховецкого уезда Водской пятины Великого Новгорода, а затем Московского государства. Достоверно не известно, существовали ли здесь какие-либо селения (хотя достаточно много их было по течению Тосны и Ижоры, а особенно — в устьях этих рек). По созвучию с существовавшей здесь в XVII веке деревней Вариской можно предположить, что это — упоминаемая в писцовых книгах 1500 и 1539 годов деревня Борисковичи на Неве, где были дворы Микулки Климова и Кирилки Савина).

Шведская деревня Вариска показана на картах XVII века (рис.1 ).

рис. 1

 К сожалению, привязать её к современной подоснове с точностью не удаётся: местоположение деревни на картах сильно разнится.

Других поселений а пределах рассматриваемой территории не было.

В августе 1702 года приневские земли были возвращены в состав России. Воевода П.М. Апраксин разбил шведского генерала Крониорта и преследовал его до Ижорской мызы, взял её с боем и заставил шведов отойти к Дудергофу. Вслед за тем эта часть побережья Невы стала местом ещё одного из сражений Северной войны, когда в ходе последнего набега на окрестности Санкт-Петербурга здесь высадились войска под командованием генерал-майора Георга Любеккера.

Ингерманландский поход Любеккера был попыткой отвлечь русские силы от украинского театра военных действий. Двигавшиеся от Выборга шведы 22 августа перешли через реку Сестру; 27-го они были в Колтушах. Пётр Матвеевич Апраксин, организовавший отпор, получив неверные сведения о сооружении противником батареи против устья Мги (это была намеренная демонстрация), послал туда почти все бывшие в его распоряжении войска). Однако шведы появились против устья реки Тосны, выше него по течению Невы примерно в трёх верстах. Передовой отряд шведов под командованием полковника Генриха Гастфера на понтонах переправился на левый берег Невы и захватил плацдарм. Его действия с правого берега прикрывала восьмиорудийная батарея, нанесшая тяжёлые повреждения двум русским бригантинам, пытавшимся воспрепятствовать переправе. Переправившиеся шведы сразу приступили к постройке окопов. Подоспевшее к месту высадки 400 русских драгун и батальон пехоты атаковали шведский отряд, но атака была отражена.

Флотилия адмирала Боциса из 6 кораблей, стоявшая в 10 верстах выше по Неве, почему-то не оказала поддержки русским войскам, а подошла к месту сражения лишь на 3-ий день.

Укрепившись на берегу, Гастфер известил об этом Любеккера, и в течении 13 дней весь его корпус переправился на левый берег. Дальнейший путь шведских войск лежал к верховьям Тосны, где они расчитывали найти склады с продовольствием.

рис. 2

Сохранился отчётный чертёж, иллюстрирующий эту операцию (рис. 2 ). На нём, на правом берегу Невы мы видим шведские полки, готовые к переправе ( А ), прикрывающую их батарею, передвигающие по реке понтоны (Б). На левом берегу показаны высадившиеся части шведов, окруженные русскими войска (Е).Как показывают расчёты, поле этого сражения находилось примерно на месте развалин завода «Ленспиртстрой».

На чертеже показаны две крепости, входившие в число сооружённых в 1707 году укреплений — одна в устье Тосны, другая — на рассматриваемой территории. На карте первая названа Штерн — шанец («Звёздный шанец»). И действительно, судя по шведскому чертежу, крепость имела форму пятиконечной звезды, расчётам она находилась близ устья Корчминского ручья, примерно на тесте будущей мызы Шереметьева.

В заключение нельзя не отметить удивительное историческое предзнаменование на место, с середины XIX века ставшим полигоном для тренировок русских инженерных войск. До сих пор носящим название Понтонного, ещё в период Северной войны была осуществлена одна из крупнейших операций по переправе с помощью понтонов.

Вскоре после основания Петербурга на левом берегу Невы, вдоль русел впадающих в него рек стали возникать предприятия по производству строительных материалов. Так, в 1705 году во время одного из набегов шведы сожгли кирпичные заводы близ устья Тосны .

Из указа Петра I от 3 ноября 1710 года видно, что в это время «кирпичные и иные всякие заводы» существовали «при Санкт-питербурхе по рекам Неве, Ижоре, Тосне и по другим речкам и по прочим местам. » В этом году было произведено 11 млн. шт. кирпича.

Можно только предполагать, что в петровский период кирпичные заводы существовали и на рассматриваемой территории. Однако на имеющемся а нашем распоряжении подробном плане 1820 — х годов здесь такие заводы не показаны, хотя на планах 2-й половины XIX — начала XX века большое их количество обозначено на берегах Большой Ижорки.

По-видимому, в начале 1710-х годов, когда после взятия Выборга была окончательно ликвидирована опасность вражеских нашествий на Петербург и началось интенсивное освоение его окрестностей, земли на рассматриваема и территории были пожалованы В.Д. Корчмину. Генерал-майор Василий Дмитриевич Корчмин был одним из ближайших сподвижников Петра, вместе с ним обучался в Голландии в 1697—1698 г.г., участвовал во взятии Нотебурга и Ниеншанца, в других сражениях Северной войны, укреплял Московский Кремль и Китай-город. Батарея под его командованием стояла на Васильевском острове.

Об усадьбе Корчмина сведений не осталось. Однако само название «сельца» Корчмино (Вознесенского) указывает на то, что если она и существовала. То скорее всего находилась на этом месте.

рис. 3

В.Д.Корчмин умер в 1731 году. В его имение площадью в 2569 десятин 1515 кв. саженей, было пожаловано в 1737 году Анной Иоановной князю А.М. Черкасскому. Несколько лет спустя, в составе приданого за княжной Варварой Алексеевной Черкасской, вышедший в 1843 году замуж за Петра Борисовича Шереметева, имение перешло к графам Шереметевым, которые оставались его владельцами полтора столетия. Шереметевская дача тянулась вдоль Невы от села Усть-Ижора до деревни Рыбная слободка, или Усть-Тосно (рис. 3 ), которая находилась на левом берегу Тосны и принадлежала в последней трети XVIII века генерал-поручику

Ф.И.Ватковскому. В даче Шереметевых имелось два селения, лежавших у Невы, по сторонам дороги из Санкт-Петербурга в Шлиссельбург. Одно из них, с господским домом и садом, называлось сельцам Вознесенским (или Корчмино) и стояло в трёх верстах от Усть-Ижорской церкви святого Александра Невского, а другое, деревня Новая, — в шести верстах от первого.

Согласно картографическим материалам, сельцо Вознесенское находилось не северо-востоке современного посёлка Понтонный. Благодаря особенностям рельефа и сохранившимся старинным архивно-планировочным элементам, место и границы исторического селения можно указать достаточно точно, В XVIII столетии оно лежало по сторонам большой столбовой дороги из Санкт-Петербурга в Шлиссельбург (нынешнего Шлиссельбургского шоссе) между современными улицей Судостроителей и Новым переулком. К началу XX века сельцо расширилось по Шлиссельбургскому тракту в сторону современного Лагерного шоссе и достигло последнего. Границу застройки по улице Строителей и Новому переулку определили сохранившиеся до настоящего времени овраги.

Помимо Шлиссельбургского тракта важным старинным архитектурно планировочным элементом местности являлась дорога из сельца Вознесенского в Колпино, возникшая ещё в XVIII веке на участке между Невой и Волховской линией Октябрьской железной дороги, совпадающая с нынешней улицей Судостроителей. На исходе мая 1805 года этой дорогой проехал Н.Я.Озерецковский, сообщавший о ней следующее: « от сельца Вознесенского лесом проведена прямая дорога в Колпино, до которого от Невы считают только пять вёрст. По обе стороны оной боковой дороги растёт по большем части средней величины ельник, в котором цвели тогда черёмуха, черники и голубица». Дорога шла к месту слияния, протекавших в границах дачи Ближней и Дальней (Большой и Малой) Ижорок, откуда резко поворачивала на юг.

Господская усадьба в Вознесенском была устроена между Невой и Корчминским ручьём в устье последнего. Согласно описи строения 1871 года, в усадьбе существовал деревянный одноэтажный с мезонином и балконом дом, длинной по Неве в 13 с половиной саженей, а шириной в 5 саженей по ручью ив 4 сажени 6 футов со стороны сада. Среди надворных строений были бревенчатая, крытая тёсом конюшня в девять стойл, экипажный навес, деревянный хлев для скота с кладовыми и стойлами, сараи, погреб, ледник, бревенчатая баня, деревянный амбар и рига в два отделения, покрытая на четыре ската тёсом. Усадебную землю огораживала изгородь длиной в 500 саженей. Сад был разбит на несколько прямоугольных газонов, и от него расходились две, обсаженные деревьями аллеи: одна шла вдоль Невы, другая выводила на Шлиссельбургский тракт. О господском саде сегодня напоминает название Садовой улицы, возникшей ещё в XIX веке и проходящей по землям бывшей Шереметьевской усадьбы.

Деревня Новая находилась на берегу Невы, примерно в версте от устья Тосны, напротив правобережной деревни Пороги, и состояла из крестьянских дворов, выстроенных по сторонам дороги из Санкт-Петербурга в Шлиссельбург, Крестьяне сельца Вознесенского и деревни Новой в XIX столетии состояли в оброке и занимались кто хлебопашеством, кто судоходством на своих или чужих судах, кто торговлей или извозом; некоторые разводили клубнику, доставлявшую порядочные выгоды. К реформе 1861 года к Вознесенским насчитывалось 119 крестьян мужского пола и один дворовый, причисленный к дворовому обществу; в деревне Новая — 71 крестьянин мужского пола. При наделении землёй в пользование крестьян поступило 617 с половиной десятин земельных угодий Шереметьевской дачи.

Имение на Неве не относилось к числу крупных владений графов Шереметевых и служило, главным образом, для обслуживания петербургских домов. Оставшиеся после наделения крестьян в распоряжении владельцев 1952 десятины 315 кв. саженей удобных и неудобных угодий во второй половине XIX века целиком сдавались в аренду. В аренде состояли следующие земли:

1.У Главного Инженерного Управления (по контрактам 1867—1868 г.г. )

2. У Козлова под дачными постройками ( с января 1878 года на 24 года ).

3.У мещанина Коробкова под выстройку торговых и жилых строений с 1882года на 120 лет—100 с из береговой земли.

4.У Ленина под кирпичным заводом — с 1876 г. на 10 лет — 100с.

У крестьянина Смирнова под хлебопашеством и пр. по 15 сентября 1885 г. — до 2-х десятин.

У купца Шорохова под строительство кирпичного завода с 1881г. на 12 лет — 1 дес. 530с.

7.У крестьянина Сазонова под хлебопашеством — до сентября 1885г, — 3 дес, Крупнейшим арендатором являлось Главное Инженерное Управление, которое по 2-м контрактам, заключенным в 1867 и 1868 гг. сроком на 30 лет, арендовало 1639 дес. 1131кв. саж. земельных угодий со строениями господской усадьбы и с обжигательными шатрами и постройками старых кирпичных заводов, Арендуемые Главным Инженерным Управлением земли предназначались: «1.Для устройства лагеря и других построек, также для учебных плацев. 2.Для практических саперных как подземных, так и минных работ и всякого рода стрельбы. »

При этом Управление обязалось «подсаживать молодые деревья в саду, дабы он не истреблялся, а по возможности поддерживался»,

22 июля 1867 г. было «высочайше» одобрено предложение о переносе на новое место лагеря Сводной Сапёрной Бригады и роты юнкеров Николаевского Инженерного училища из окрестностей Петергофа к селу Вознесенскому и расположении совместно с ними одной пешей Артиллерийской Бригады ш числа находящихся в Петербургском военном округе.

В следующем 1868г. приступили к разбивке и оборудованию лагеря, распланированного по прямоугольной схеме и развернутого по оси север-юг на берегу Невы восточнее п. Корчмино. Лагерь окружали полигоны, прорезанные дорогами, с устроенными позициями и учебными фортификационными сооружениями. Планировочная структура лагеря и полигона хорошо читается на картах второй половины Х1Х-нач.ХХ вв. Она во многом определила современную планировку территории.

10 февраля 1868 года Главное Инженерное Управление обратилось к С. Д. Шереметеву с просьбой о бесплатной уступке земли для проведения новой дороги из Царского Села к предполагаемому к постройке на берегу Невы павильону на случай приезда императора. Она должна была проходить от Колпина через владения Шереметева по направлению к юго-западной оконечности проспекта и далее по нему вдоль фронта вновь устраиваемого' лагеря, через «большую дорогу» к берегу Невы. Дорога была устроена; это — современное Лагерное шоссе.

В 1886г. Инженерное ведомство стало собственником арендовавшихся прежде земель. Остальные господские земли находились в последней трети XIX века в арендном содержании колониста Ново-Саратовской колонии Фогельгезанга, вдовы коллежского советника Петровой, военных инженеров Петрова и Витовского, почетного гражданина Лядова и коллежского асессора Польмана. Военные инженеры Петров и Витовский и почётный гражданин Лядов держали на арендованных землях кирпичные заводы.

Представление о специфике проводившихся здесь лагерных учений можно получить из статей в «Инженерном журнале», где, в частности, опубликованы чертежи наводившихся на полигонах мостов. В дневнике Николая II осталось такое описание его посещение лагеря 24 августа 1895 года : «в 9.15 при отличной погоде отправился в Усть-Ижору...Приехал в Колпино в 10.45 и поехал в коляске к полигону, где стоял почётный караул от Лейб—Гвардии Сапёрного батальона. Посмотрев стрельбу из осадных орудий, начал объезд...всех работ лагеря этого лета. Многое из того, что я видел, было показано два года тому назад, но много было также и нового. Очень практичны мосты Мейскера для переносных железных дорог. На берегу Невы и в самой реке было сделано много взрывов и фугасов, а также камнемётов. На пароходе «Инженер» спустились к понтонному мосту. Оттуда проехал мимо лагеря на станцию».

Значительную роль Усть-Ижорский лагерь сыграл во время проведения большого лагерного сбора, в присутствии Николая II, летом 1902 года. «Боевые действия разворачивались на обширном пространстве от Гатчины до Невы. В районе сапёрного лагеря был организован манёвр по взятию условной крепости Усть-Тосна. При этому «крепости» имелся только один оборудованный северо­-западный сектор, включавший форт «Инженерный полигон» («главная батарея») и «Временный» на реке Большая Ижорка. Второго августа осадный корпус переправился на 8 понтонах через реку И жору у села Усть-Ижора и, навёл мост. Вслед за тем, продвинувшись на восток, войска оборудовали позиции осадных батарей, а затем 1 и 2 «параллели», На батареях было выставлено 53 орудия. Обороняющиеся также соорудили дополнительные батареи между « главной» и «временной».

В последующие дни производилась постройка фортификационных сооружении, перемежаемая «атаками» и «диверсиями». Поздно вечером 7 августа осадные батареи открыли огонь по крепостным сооружениям, причём укрепления освещались двумя электрическими прожекторами. Одновременно вёлся ракетный и пулемётный огонь. «В 9 ч. 40 мин. вечера Его Величество изволил приказать дать отбой».

Приведём ещё одно характерное описание посещение лагеря Николаем II летом 1913 года, заимствованное из его дневников. «29 июля. Чудным ранним утром выехал в 9.35 в Усть-Ижорский лагерь через Царское село и Колпино. Прибыл в 11 часов. Бригадный манёвр заключался в атаке укреплённом позиции и редута со всеми новейшими изобретениями. С берега Невы видел конец наводки понтонного моста. Завтракал в шатре Лейб-Гвардии Сапёрного батальона, В 4.30 приехал в Красное...4-го августа. В 8.45 отправился через Царское Село в Усть-Ижору, пешком перешёл по понтонному мосту через Неву, сел в другой мотор и поехал песчаной лесной дорогой в село Колтуши, просидел целый маневр на месте, на холме с прекрасным видом на Петербург и другие окрестности».

В РГИА хранится план и разрез «понтонного моста со смешанными устаями, наведёнными через реку Нему у хлебопекарни первым понтонным батальоном при содействии нижних частей Сапёрных батальонов». В начале XX века западную часть учебного поля и южную часть лагеряперерезала трасса железной дороги на Вологду.

Помимо лагеря, на рассматриваемой территории в конце XIX — начале XX века возникло несколько промышленных предприятий. Самым крупным из них была Усть-Ижорская верфь. Её история началась с того, что в конце XIX столетия крестьяне Вознесенского продали один из участков своего ограниченного земельного надела, лежавший на берегу Невы, к западу от сельца, акционерному обществу писчебумажных фабрик Г.И.Пализен и Компания, и здесь выросли кирпичные корпуса бумажной фабрики. 12 октября 1911 года правление Петербургского Металлического завода приобрело у обанкротившегося Пализена его предприятие и 45 дес. земли. Здесь было решено создать судостроительную верфь.

Вскоре начались работы по реконструкции фабрики. Её корпуса перестраиваются, в них организуются железо-строительный, сборно-установочный, слесарно-механический цехи. Создаются вспомогательное мастерские, котельная, собственная электрическая станция. Оборудуются постоянных стапелей. Теперь Металлический завод был в состоянии выполнять заказы не только на отдельные судовые механизмы, как это было раньше, но и строить суда целиком. По правительственной программе усиленного судостроения 1912—1916 гг. Металлический завод получает заказ ли постройку 8 миноносцев: « Орфей», «Гром», «Забияка», «Победитель», «Петры», «Десна», «Самсон», «Азард», На Усть-Ижорской верфи строятся корпуса судов, на заводе в Санкт-Петербурге на них устанавливается оборудование и оснастка. В 1916 году заводу поручили постройку пяти новых эсминцев. В 1917 году на стапелях верфи было заложено восемь тральщиков типа «Ударник». На верфь был переведен с завода цех железных конструкций. Здесь, в частности, изготовлялись 90-метровые башни для военных станций беспроволочного телеграфа, выполняли другие заказы Военного Министерства. Стоимость выпускаемой верфью продукции достигала 8—10млн. руб. в год. На ней работало около 1500 чел.

Вокруг бывшей бумажной фабрики возник жилой городок. Треть рабочих жила в домах, построенных на заводской территории, остальные снимали квартиры в Усть-Ижоре и Корчмине. На верфи была своя школа, продовольственная лавка.

Вместе с русскими рабочими на фабрике трудились поляки, эвакуированные с оккупированных немцами земель, солдаты, отозванные с фронта. Взаимное местоположение построек бумажной фабрики и верфи пользуясь только мелкомасштабными генеральными картами, довольно сложно, особенно загадочным представляется сохранившийся комплекс двухэтажных кирпичных зданий к востоку от верфи. Возможно, это был поселок для рабочих или казармы какой-либо воинской части. Кроме Усть-Ижорской верфи на рассматриваемой территории в 1910 году была основана фанерная фабрика В.Л. Хорвата, предшественница ныне действующей фабрики. В 1914г. здесь трудилось 114 рабочих. Продолжали действовать кирпичные заводы: в 1914 г. близ Усть-Ижоры и Корчмина только на территории Шлиссельбургского уезда их было 10. П.Н. Столпянскии, описывая панораму этих мест, отмечает: «высокие трубы гофманских печей говорят о наличии кирпичных заводов. Скопление таких фабрик вдоль русла Невы и Большой Ижорки показано на планах 2-ой пол.Х1Х-нач.ХХ вв.

В советский период рассматриваемый район и прилегающие территории развивались преимущественно как зоны промышленного строительства, Расширялись кирпичные заводы, фанерная фабрика, Усть-Ижорская верфь. Восточнее лагерного полигона на берегу Невы было начато строительство предприятия «Ленспиртстрой».

При фабриках и заводах создались рабочие посёлки и жилые городки. К

последним, например, относится «конструктивистский» жилой комплекс 1930-х годов «Северная верфь» (б. « Усть-Ижорская верфь»). Вся застройка сильно пострадала в период военных действий: линия фронта проходит поблизости р. Тосны.

Оценка градостроительной ситуации, сложившейся в данном районе, содержится в докладе, подготовленном главным архитектором Ленинграда В.А.Каменским:

Необходимо отметить, что этот район ещё в довоенное время позиций современного градостроительства ложился неудачно. Живописный высоким берег Невы, хорошие транспортные связи... привлекли к себе много различных, предприятий, каждое из которых держало поблизости свой собственный посёлок. Весь этот район формировался без единого

(на весь район) проекта районной планировки по целому ряду локальных проектов планировки, разработанных к тому лее различными проектными организациями. Посёлок Металлострой — институт Горстройпроект, посёлок Сапёрный — институт Ленпроект, посёлок кирпичных заводов — институт Промсгпройпроект и т.д.,,

В период войны и блокады передовая линия фронта проходила непосредственно возле этого района и железнодорожных станций Понтонная-Сапёрная. Всем предприятиям и населённым пунктам был причинён огромный ущерб, многое было полностью разрушено. Однако это обстоятельство не изменил» сложившейся планировочной ситуации и в послевоенное время. Восстановление разрушенного проходило здесь чрезвычайно быстро, но всё было восстановлено по-прежнему и на старых площадках, и существовавшее в довоенное время распределение территорий оказалось закреплённым новым строительством.
«В указанном районе…исторически сложившаяся планировочная структура безусловно требует упорядочениям, — резюмировал автор,

По-видимому, именно попыткой такого упорядочения являлся проект

планировки микрорайона Понтонный, разработанный Ленинградским отделением института Гипрогор, во 2-й половине 1950-х годов(авторы — А.М.Синявер, В.А. Саверкин, К.А.Шварц), Была реализована только первая очередь проекта (с изменениями).

В 1935 г. невдалеке от посёлка началось строительство завода по производству технических спиртов (Ленспиртстрой).

Во время Великой Отечественной войны наступавшие на Ленинград немецкие войска 31 августа взяли деревню Новая, но уже 2 сентября она была освобождена частями 4-й дивизии народного ополчения.

В здании завода размещались штаб 55-й армии, штабы других частей, госпиталь. В августе 1942 г. территория вблизи завода стала местом проведения Усть-Тосненской операции. Здание было разрушено (его руины сохранились, использовались как съёмочная площадка Ленфильма). В 1997 г. поисковиками здесь были обнаружены останки погибших, произведено их захоронение, и вскоре был установлен мемориал. Сейчас эта территория относится к в/ч 20570 Ленинградской военно-морской базы.

В 1950—1960-е годы рядом со станцией строятся индивидуальные жилые дома. Восточнее в 1963 г. введён в строй Ленинградский мебельный комбинат № 1. С посёлком сливается и становится его восточной частью территория бывшей деревни Новая.

По решению Ленгорисполкома от 28 октября 1964 г. были объединены деревни Корчмино, посёлок Лендинас, городок Свирьстрой, городок Горвод, городок Электросталь и посёлок при станции Сапёрная в один посёлок с присвоением ему названия Сапёрный. Он был отнесён к категории рабочих поселков (без образования поселкового совета, функции которого были переданы Понтонному поссовету).

В 1969 г. был открыт дом культуры.

По данным Всесоюзной переписи населения в 1970 г. в Сапёрном проживало 2066 человек. В дальнейшем численность уменьшалась, главным образом, за счёт миграции, и в 1989 г. число жителей составило 1032 — вдвое меньше.

В 1997 г. создано муниципальное образование посёлок Сапёрный. В 2009 г. был избран муниципальный совет IV созыва.

По данным Всероссийской переписи населения в 2002 г. в Сапёрном проживало 1401 человек, в 2010 г. — 1471. В посёлке девять малоэтажных домов (3—5 этажей).

От бывшего сапёрного лагеря со временем следов не осталось. Территория, на которой когда-то и находился лагерь, покрыта зарослями деревьев и кустарника; чуть подальше находятся небольшие садовые домики. Рядом с дорогой, в районе бывшей лагерной церкви, устроен стадион «Парус».


Фрагмент карты окрестностей п. Колпино. Начало ХХ в.

Самым крупным предприятием в посёлке является мебельная фабрика «Балтика-мебель», созданная в 1996 г. на территории Ленинградского мебельного комбината № 1. На территории посёлка находится водонасосная станция ГУП «Водоканал» и газораспределительная станция, введённая в 1995 г.